URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:42 

Писалось в полном отчаянии

В городе жизни всё выверено и аккуратно,
Прямые улицы, одностороннее движение -
Родился, семья и школа, работа, брак.
Дома всё богаче, на парки смотреть приятно,
Клумбы, скульптуры — дипломы и достижения...
«Красивый чертёж. Был.» - решил про себя архитектор. -
«Но не по духу мне жизнь прямая, как вектор.»
И тут начался бардак.

Взяв ножницы, он перерезал прямую дорогу,
Сложил, изогнул — вышло два голубиных крыла.
Затем голова с острым клювом и хвост. Только ног нет -
Лети сколько сможешь и вниз не смотри... Ну, пока!

Дорога моя изгибается мёртвой петлёй
И вновь возвращается,
А ведь казалась плоской.
А памятники смеются надо мной
и превращаются
В мемориальные доски.

@темы: поэзия

19:10 




@темы: Чехия

13:43 

Чехия

...А пока бродить в паутине мокрых улиц и площадей...



...На холодном окне свеча застывает прозрачной лужей...


@темы: Чехия

21:03 

С добрым утром!

Рано утром на балконе
С кружкой кофе и мечтами
Я стою. Как спать охота!
Я смотрю: в саду сирень.
Приближение циклона -
Небо скрыто облаками.
Нынче ветрена погода -
Для полётов славный день!

«А во сне сегодня с Джемом
Мы летали. Как когда-то.
И давно же это было!
А теперь всё недосуг...»
Отрываю взгляд от неба.
«Надо встать, собраться надо
И взобраться на перила,
А не то опять засну.»

Соглашаюсь со всем этим
И спокойно засыпаю.
А потом как конь ретивый -
На перила и в полет!
Я ловлю попутный ветер
И тогда лишь понимаю:
«У меня же в этом мире
За спиною крыльев нет...»



@темы: поэзия

20:41 

Song of wings

Кланов было четыре. В толще скал, на уровне сплошной пелены густых свинцовых облаков, жили люди с серыми крыльями. Они были невысокими, бледными, летали обычно после захода луны, недалеко и медленно. Зато в пещерах им равных не было - они прекрасно ориентировались в темноте и, казалось, могли проходить сквозь толщу камня.
Выше обитал клан Красных. Они славились своей силой и быстротой, подолгу кружили над скалами, высматривая добычу, не боялись нападать на самых свирепых высокогорный зверей. Они, как и Серые, были невысокого роста, но смуглыми, черноволосыми, с когтями, как у хищных птиц, и клыками, как у зверей. При этом клан считался самым весёлым и дружелюбным, после удачных охот разводили большие костры и устраивали пиры, на которые приглашали пролетающих мимо представителей других кланов.
На самых высоких утёсах и плоскогорьях селились Светящиеся, или Серебряные. Эти высокие златоволосые люди, изящные и грациозные, летели будто плыли или танцевали в лунном свете, за что их ещё называли Лунными, а иногда даже Солнечными.
Солнце в этой части мира было легендой, потому что находилось всегда с другой стороны планеты. Лишь половинка луны каждое утро тускло освещала западные склоны гор. К полудню она вырастала, светлела и щедро заливала всю небесную долину. Потом на несколько минут пропадала, заслонённая от солнца планетой, чтобы появиться с другой стороны и снова начать таять и тускнеть. Так и Светящиеся будто хранили в себе часть солнечного света, их широкие длинные крылья мягко мерцали серебристым даже в полной темноте.
Четвёртым кланом были телепаты. Никто не знал, где они живут. Их врождённая способность и голубой цвет крыльев позволял им легко маскироваться в небе и оставаться незаметными.
читать дальше

@темы: сказка на ночь, Утопия (планета голубой луны), Утопия

20:01 

Начало рассказа.

Бледно-розовый закат таял в сгущавшихся сумерках. Я проводил взглядом последний отразившийся в воде тусклый луч и перешёл на другой борт корабля. Ветер утих, и в чёрной воде блестели искры звёзд, а вдалеке виднелись обледенелые скалы небольшого острова, ещё золотые от солнца. Внезапный порыв ветра швырнул мне ледяную крошку в лицо. Я поёжился и спрятал окоченевшие руки в рукава тюленьего плаща. Там, внутри, горит очаг и варится рыба, но идти туда не хотелось. Я жил на этом корабле и до рождения, и после, но северяне так и не стали мне родными. Их разговоры кажутся и не непонятными, шутки не смешными, заботы скучными, а сами они — холодными и бесчувственными.
Сейчас наш корабль идёт в направлении юга, но я знаю, что как только Янтарная звнзда поднимется до пересечения с синей луной, мы повернём назад. В прошлый раз я не выдержал и бросился в воду. Утонул бы, конечно, но меня выловили.
Я никогда не видел города, в котором жили мои родители, где стоял мой дом, и где я должен был родиться, но я знаю, что осенью Янтарная звезда светит там прямо над головой.
Из задумчивости меня вывел резкий окрик. Так меня обычно зовёт капитан. Пришлось подойти.
«Опять звезду ищешь?» - рявкнул он, буравя меня чёрными глазами из-под кустистых бровей. - «В следующий раз сразу прыгай и махай руками - авось долетишь.»
«Хоть бы внезапно буря налетела» - это уже стало моим привычным желанием. Но сейчас всё было тихо. Капитан положил ладонь мне на шею, и безотчётный ужас сжал моё сердце ледяными когтями. Мечта о жаркой стране с весёлыми людьми и янтарной звездой над головой скукожилась и рассыпалась, как бумага в топке. Капитан убрал руку, но теперь даже вид звезды стал мне невыносим. Я отвернулся. Мне хотелось спрятаться в трюме, чтобы меня никто не нашёл, но только я начал спускаться, меня перехватила компания из кочегарки.
Здесь было жарко, душно и шумно. Толстый, похожий на белого медведя человек громко и нудно бубнил о том, как когда-то они пересекли пол-океана на одном мешке угля. Он повторял одни и те же истории бессчётное количество раз, и ему было безразлично, слушает его кто-то или нет. Я постарался отсесть от него подальше — он был не обжигающе-ледяным и не раздирающе-когтистым, а каким-то маслянистым, и это было противнее всего. Другой, вечно угрюмый, похожий на тощую чёрную птицу, мешал в котелке бурду из водорослей. Рядом дремал старый навигатор, смуглый и седой. Я примостился между ними. Напротив спорили, перебивая друг друга, две гагары — старая, поминутно охающая и вечно недовольная, и молодая, высмеивающая всё подряд. Понять, о чём спор, стороннему человеку было бы непросто:
А я тебе про что говорю! Горели, как свечки! - ужасалась старшая.
А ещё «огненные дети»! - презрительно ухмыльнулась вторая.
Прошлой зимой я наблюдал за Янтарной звездой, хоть и знал, что выше моей вытянутой, как нижний канат, руки она не поднимется. Вдруг на горизонте я увидел красное зарево, похожее на восход луны. Но луна до этого никогда не поднималась на юге. Я побежал к капитану, и тот сразу ответил: «Это ваши, южные». Конечно, несмотря на вечное противоборство, северяне бы им помогли — тушить огонь они мастера. Мы шли быстро как могли, но для меня этот путь растянулся в вечность. «Неужели я сейчас увижу южан?» - думал я. А ещё, хоть и боялся себе в этом признаться: «А вдруг они нас выкупят и увезут с собой?»
Но мы опоздали — нам остались лишь обугленные доски и медленно рассеивающийся удушливый дым.
Сначала я не мог в это поверить — всё казалось мне муторным тяжёлым сном. Несколько дней ходил сам не свой — тогда ко мне никто и подходить не хотел. А как повернули на север, не выдержал, скинул плащ и прыгнул. Пробултыхался в студёной воде всего несколько минут, но на всю жизнь запомнил это бессилие, крохотность человека в бескрайнем океане и неумолимо подгибающую под себя леденящую руку смерти. Я выбивался из сил и, как мне казалось, преодолел по крайней мере полмили, но оказалось, волны — совсем небольшие — всё это время относили меня обратно, и когда Чёрный Птиц спустился в шлюпке, ему достаточно было лишь протянуть руку и втащить меня за шкирку.
...а я говорю, южане так просто не горят! - вывел меня из задумчивости всё тот же гогот. Остальные члены экипажа этой темы предпочитали не касаться, но эта пара не уставала её мусолить. - Давай этого в костёр кинем!
Я знал, что это они так шутят, но всё равно невыносимо захотелось куда-нибудь сбежать. Но вот Чёрный Птиц хмуро бросил: «Умолкните!», и на какое-то время воцарилась тишина.
Я люблю смотреть в огонь. Говорят, на юге костры настолько жаркие, что в них сгустки огня оживают и превращаются в крохотных ящерок. Здесь их, конечно, не увидишь, но я всё равно каждый раз ищу.
Между тем разговор возобновился — на этот раз о сортах водорослей к юго-востоку отсюда. Бурда настоялась, дымящиеся кружки передавали по кругу. Я глотал солоноватую обжигающую жидкость и думал, что всё-таки наш корабль маленький островок тепла в этом бескрайнем ледяном океане, мой дом, и я его по-своему люблю. Потом я ощутил на своём плече когтистые скрюченные пальцы Чёрного птица, и сухой, царапающий кусок льда зашипел в огне.
Где-то там, далеко на севере, стоит ледяная глыба. Когда-то в ней поселились великаны. Они настоящие волшебники. Они продолбили в ней пещеры, а снаружи отшлифовали так, что она превратилась в замок. В солнечный день он переливается разноцветными бликами, а по ночам становится таким прозрачным, что сквозь него можно смотреть на звёзды.
Чёрный птиц многое знает. За ледяным замком скрываются истории мрачнее и удивительнее. Может быть, он бы мне их рассказал, если бы мне удалось хоть раз выдержать эту сухость ледяных пальцев, корёжащую, как глухой скрежет. Но я каждый раз сжимаюсь в комок и уже ничего не вижу. Когда я открыл глаза, от костра остались лишь тлеющие угли, а на сердце ледяное спокойствие. Ко мне подходил ещё кто-то, но мне уже было всё равно, я ничего не чувствовал.

Я сидел в кочегарке и следил за огнём. Это было моё основное занятие, когда не было ветра. Южан огонь слушается — за это и ценят нас северяне. А ещё за горячие яркие сны, хотя об этом предпочитают молчать.
Две зимы назад мы подошли так близко к одному из островов южного архипелага, что к нам залетела яркая птица. Наверное, она вылетела из чьей-то клетки и заблудилась — ведь дикие птицы на зиму улетают южнее. У неё был вид смешной и удивлённый — чёрные точки глаз на маленькой жёлтой головке, ярко-красный хохолок, крылья светло-зелёные, а хвост чуть темнее. Она дрожала и водила клювом из стороны в сторону. Я никогда не видел такой красоты. Среди бурых корабельных досок и блеклых парусов, серого зимнего неба и чёрного бескрайнего моря она казалась настоящим чудом. Я привязал к её лапке записку: «Привет вам, жители далёких жарких островов от блуждающего в море одинокого корабля!» Птица отдохнула, согрелась, поклевала сухих водорослей и полетела назад. Я смотрел, как она улетает, и моё сердце рвалось ей в след. Конечно, я понимал, что мне никто не ответит, но всё равно долго ждал письма. Просто не мог не ждать. Иногда я представляю такой птицей себя. Я прыгаю прямо в небо и поднимаюсь всё выше и выше, и с высоты вижу сразу всё: ледяные пещеры и огнедышащие вулканы на севере, буйный океан с дрейфующими ледяными глыбами и стремительными в воде пушистыми зверями — серо-белые пятна; ближе к югу море приобретает красно-бурую окраску от зарослей буравки — северный водорослей, а на островах вздымаются голые, лишь у подножья зеленеющие горы. Дальше, там, где мы плывём сейчас, море начинает зеленеть, а уж земля на западе вся покрыта лугами и лесами.


@темы: Утопия, сказка на ночь

22:51 

Пусть все дороги испылил,
но счастья не нашёл,
Ты всё же дважды счастлив был -
В тот день, когда ты уходил,
И в тот, когда пришёл.

(с) когда-то дальнобой на трассе рассказал



читать рассказ про мою Утопию

@темы: сказка на ночь, Утопия (планета голубой луны), Утопия (изначальная), Утопия (Сумрачный мир), Утопия

07:21 

Другой вариант предыдущего.

Я пью чай - сегодня мне не спица,
Не крючок и даже не клубок,
Не игла, не нитка, не тряпица,
Не тесьма, не бисер, не станок,

Не имбирь, не кофе, не корица,
Не Майков, не Брюсов и не Блок,
Не тюлень, не выдра, не лисица,
Не орёл, не слон, не осьминог,

Не тимьян, не клевер, не душица,
Не струна, не ноты, не смычок,
Не забытые слова, моменты, лица,
Не письмо, не встреча, не звонок,

Незаточенный безжалостный клинок,
Прошлой жизни несгоревшая страница...


@темы: поэзия

07:14 

"Я пью чай, сегодня мне не спится..."

Я пью чай - сегодня мне не спица,
Не крючок и даже не клубок,
Не игла, не нитка, не тряпица,
Не тесьма, не бисер, не станок,

Не имбирь, не кофе, не корица,
Не Майков, не Брюсов и не Блок,
Не тюлень, не выдра, не лисица,
Не орёл, не слон, не осьминог,

Не тимьян, не клевер, не душица,
Не струна, не ноты, не смычок,
Не забытые слова, моменты, лица,
Не письмо, не встреча, не звонок,

Не луна, не море, не гора.
Всё понятно - у меня депра...


@темы: поэзия

21:44 

Октябрь — пора заглядывать в ночь,
Смотреть, не мигая, до рези в глазах.
Кленовые листья и сумрачный дождь
Помогут остаться собой. В небесах

Движенье планет, кометы и сны.
Как обуздать крылатое сердце?
Небо без дна и бездна тоски...
Свет фонарей не поможет согреться.

Пр.
Скроет слёзы предрассветный туман.
Я, как в зеркало, смотрюсь в темноту -
Осень смотрит в ответ на меня.
Обнимаю её как сестру.

Дворы и покатые крыши домов
Укроют во тьме полосатую кошку,
Как память о тех, кто под утро уйдёт,
Растает в серебряных снах. В одиночку

Брести по осколкам луны в ряби луж.
В усмешке лихой кривятся проулки.
Гнетущая боль искалеченных душ
Растает во мраке отзывчиво-гулком.

Пр.
Скроет слёзы предрассветный туман.
Я, как в зеркало, смотрюсь в темноту -
Осень смотрит, молчанье храня,
Только листья шелестят на ветру.


@темы: поэзия

21:37 

«Забудь о стреле, о Судьбе и про смерть промолчи.
Никто не узнает, с кем в битве скрестил ты мечи.
Никто не осудит — а, впрочем, чего там судить...
Что будет — то будет, а прошлого не изменить.»

«И всё же я знаю, что тень за расплатой придёт.
Предчувствую, как она пальцы на горле сожмёт.
Но блеск синих глаз не забудется, сколько ни пей...»
Повсюду тебя настигает проклятие змей.

Четыре змеи — стыд, уныние, отчаяние, страх -
Пытаются ядом своим обратить тебя в прах.
Но это химеры, смотри — я не сплю по ночам.
"Я буду с тобой. Я тебя никому не отдам."


@темы: поэзия

20:21 

О, как всё обернулось!
Жил я, да счастья не ведал.
Вот, выхожу теперь в полночь,
Некому дверь затворить.

Совы в душе встрепенулись:
"Выйдет путь чёрным ли, белым?
Дурень на шахматном поле
На перекрёстке стоит."

Сны мои слишком прозрачны,
Башни и тени готичны,
Всё под дождём бы нам мокнуть...
И не пугают проклятья,
Как-то уж слишком привычны -
Те же рисунки на стёклах.


@темы: поэзия

20:14 

Песня про дураков.

Для тех, кто смотрит в небо, мучителен предел -
душа вот только пела под музыку ветров,
казалось, сердце учит идти на вечный зов,
но занавес опущен, мы снова не у дел.

Припев:
Хочешь ли всё забыть,
всё забыть и просто жить,
не царапать слов на небе,
не читать запретных книг?
Будет дом и покой,
и довольство судьбой,
и газеты шелест, а не крыльев за спиной.

Чудес на свете много - чего же нам ещё?
замрешь вдруг на пороге - так где же он, мой дом?
И не найти покоя, и не забыться сном,
покуда не со мною сердце твоё.

Припев.

Ночные страхи, рогаты черти
и так опасны отражения в зеркалах,
но всё же веришь - за шаг до смерти
ты сможешь твёрдо встать и сделать этот шаг.


@темы: поэзия

20:09 

Душа летела вверх,
Туда, где ночь и звёзды.
Сегодня слишком поздно,
А завтра вовсе нет.
Душа летела вверх.
Там облака, и дым,
И млечный путь за ним,
Но света больше нет.
Душа летела вверх.
Ну, как ты там, малыш?
Мечтал, и вот летишь.
Летишь?.. Ответа нет.


@темы: поэзия

21:22 

Надежда упрямо жива,
Но здесь нет ни жизни, ни смерти -
Как замкнутый пласт киноленты,
А дальше кровавая мгла.

Но хватит! Я рву тишину:
"Я жив!" Эта ночь бесконечна.
"Ты мёртв!" Улыбаюсь беспечно
И делаю шаг за черту.

"Теперь меня нет, я нигде,
Потеряна даже надежда..."
Но ты возникаешь, как прежде,
И я задыхаюсь в тебе,
И кровь меня манит, стекая...
Едва ли оттащат от края.


@темы: поэзия

06:47 

Наше с Лапушкой

Как пройдёшь последний двор,
Перелезь через забор,
И тебя окружит старый
И густой сосновый бор.

Видишь - дерево идёт
И под нос себе поёт:
"Я в лесу бродить устало,
И вода свернулась в лёд."

В этом дереве живёт
Бирюзово-синий кот.
Он глазами нам посветит,
Позовёт и пропадёт.

Нужен дереву покой.
Ты возьми его с собой,
И оно расправит ветви
Над твоею головой.


@темы: поэзия

07:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:06 

Отважный рыцарь в зачарованном лесу


Я слыхал, будто любят лисицы
Легковерных морочить людей...

(с)Чароит


День клонился к вечеру, когда отважный рыцарь сэр Дэйринг въехал в зачарованный лес. Про эти места ходили разные слухи — тут ведьмы устраивали шабаш, и прятался вход в подземелье, где обитает маленький народец, а ещё в полнолуние в самом центре леса можно увидеть очертания призрачного замка... Но последнее событие затмило самые страшные сказки — все видели, как из-за моря прилетел дракон. Чудовище чёрным вихрем пронеслось по небосклону и опустилось именно в этом лесу. Самые храбрые рыцари сразу же стали собираться в поход. Но недаром у Дэйринга на гербе изображён стремительный сокол! Он раньше всех доберётся до дракона, спасёт королевство и с победой возвратится ко двору! Только бы не сбиться с пути — в сгущающихся сумерках петляющая тропинка еле видна. Будущий спаситель королевства остановился, снял шлем и прислушался. Лес жил своей обычной жизнью: пели соловьи, ухала, собираясь на охоту, сова, где-то слева шумела река, а в отдалении слышался стук копыт быстроногого оленя. Но далеко впереди в шуме ветра чудились таинственные завывания, шипение, отголоски рева, удары крохотных молоточков и даже струнный перебор. Рыцарь пришпорил коня и помчался вперёд.
Небо темнело, собирались тучи. Ветви хлестали и, казалось, пытались схватить Дэйринга. Внезапно конь взвился на дыбы и заржал. Только многолетний опыт не дал всаднику выпасть из седла. Прямо перед ним на дороге свернулась клубком огненно-рыжая лисица. Она не бросилась в кусты, как полагается обычному зверю, а лишь подняла морду и взглянула на рыцаря в упор пронзительно-янтарными глазами. От этого у него по спине пробежал холодок, почему-то вспомнилась его давно почившая жена. Но он, отогнав ненужные мысли, лишь усмехнулся со странной нежностью: «Ну, что же ты, глупая!» Лиса продолжала сидеть. Тогда он перепрыгнул через неё и продолжил путь. Стемнело. Невдалеке послышались раскаты грома — приближалась гроза. Теперь приходилось ехать гораздо медленнее.

Первая капля дождя скатилась по чёрной и твёрдой как оникс шкуре дракона и упала в траву. Он приподнял морду и с шумом втянул воздух. Запах ему не понравился. Он взревел, ударил хвостом, повалив при этом молодую сосну, и поднялся в воздух.

Дождь барабанил по шлему и кольчуге рыцаря. Тот давно заблудился в кромешной мгле. Хуже того — теперь он явственно слышал вокруг себя звон колокольчиков, а может, чей-то смех, звуки свирели (или это ветер воет?), а из-под копыт коня раздавалось зловещее хлюпанье. От этого ему было как-то не по себе, он уже был бы рад повременить с поисками и дождаться утра, но лес так плотно обступил путника, что тому не удавалось найти подходящее место, поэтому он медленно продвигался вперёд и дремал в седле.
Но вот — казалось, совсем рядом - раздался леденящий душу рёв. Всадник вскинулся и рванул на звук. Деревья с неохотой расступились, он выехал на поляну и замер. Где-то здесь притаилась эта гадина, да, он чувствует, дракон совсем рядом, ну, где же он?!
На мгновение сквозь просвет в тучах проглянула луна, капли дождя засверкали в траве, и рыцарь оторопел: посреди поляны в лунном серебре сидела маленькая белоснежная лисичка. Она, такая крохотная и беззащитная, смотрела на него с явным укором.
«Как же так?!» - рыцарь даже рассердился.
В следующий миг мир опять погрузился во мрак. Тогда искатель приключений решил дать коню отдых, спешился и задумался над увиденным.

Дракон сидел на ветке подобно гигантскому ворону. Когда рыцарь это понял, он почему-то не испугался и не обрадовался, а только спросил:
- Разве драконы сидят на деревьях?
- Нет, - отозвался тот задумчиво.
- Почему же ты так высоко забрался? - отчего-то этот вопрос его очень волновал.
- Порой драконы совсем не то, чем кажутся, - с этими словами он превратился в угольно-чёрную лисицу, грациозно спрыгнул на землю и убежал, махнув роскошным хвостом.


Рыцарь вздрогнул и вскочил в стойку с мечом наготове. Но вот молния осветила пустую поляну, и он перевёл дух — оказывается, он просто прислонился к дереву и задремал на пару мгновений. А гроза тем временем бушевала во всю, поминутно сверкали молнии, гром гремел не переставая, и в нём — теперь рыцарь это отчётливо понимал — слышался рёв приближающегося дракона. Он вскочил на коня и смотрел в небо, ожидая свою судьбу — сейчас произойдёт главная битва в его жизни, он станет сэром Дэйрингом-Победителем-Дракона или сгорит заживо, и никто даже не узнает, с какой храбростью он шёл в неравный бой. И вот во время очередной вспышки на фоне ночного неба проступил силуэт несущегося на него чудовища. Воин пустил стрелу, но та, ударившись о чешую, разлетелась на куски. В ответ дракон спикировал на противника и полыхнул огнём. Тот перескочил и спрятался за дубом. Не будь грозы, вспыхнул бы пожар, но теперь лишь густой дым с шипением поднимался вверх. У рыцаря заслезились глаза. Пришлось опять полагаться на слух и интуицию. Тяжёлый удар драконьего хвоста сотряс землю, и над головой угрожающе затрещал дуб. Дэйринг поспешно шагнул вперед, послышался ещё один удар, и боец оказался между застрявшим в других деревьях дубом и драконом. Дым рассеялся, и он вздрогнул, увидев совсем рядом красные, будто полыхающие огнём, глаза и занесённую над ним когтистую лапу.
«Уж лапу я ему отсеку, хоть это и стоило бы мне жизни!» - решил Дэйринг и яростнее сжал меч.
Меч с лязгом столкнулся с когтем, вышиб искры и сломался. От силы удара бедняга вылетел из седла, и спасло его только падение в мягкую траву. Но всё же он успел уколоть дракона в лапу, тот её отдёрнул, поджал и опустился неподалёку.
«Ну всё, он на земле, и это мой последний шанс!» - рыцарь выхватил кинжал и бросился вперёд. - «Как только он взглянет на меня своими глазищами...»
Время будто замедлилось, они застыли друг напротив друга — чей удар настигнет противника мгновением раньше?..
Но вдруг гром стих, гроза закончилась, и в наступившей тишине выплывшая из-за туч луна осветила тесно прижавшихся друг к дружке лисиц — величавую рыжую, жмущуюся к ней белую и насмешливо прищурившуюся чёрную. Они сидели между Дэйрингом и драконом, и первый же удар сражающихся оказался бы для них смертелен. И тут бесстрашный рыцарь впервые в жизни испугался. Ему казалось, не нашлось бы человека, кто поднял бы руку на таких необычных лесных красавиц. Но дракон! Рыцарь отбросил бесполезный кинжал, взглянул дракону в глаза и поразился — столько грусти и жалости в них читалось!
«Неужели драконы тоже могут чувствовать?» - удивился сэр Дэйринг-Не-Ставший-Победителем-Дракона.
«Разве люди об этом когда-то не знали?» - удивился сэр Дэйринг-Хранитель-Тайны-Зачарованного-Леса.
Тогда он сел на коня и продолжил свой путь на восток, где небо уже начало светлеть.


@темы: сказка на ночь

06:56 

"- Ты не жди меня, не жди.
Видишь, там, на полпути
След мой, красный от рябины?.."

"- Мне остались только зимы.
Я не жду тебя, не жду.
Просто так в окно гляжу..."

"- Не увидимся теперь.
Мне остались только звенья
Недокованных цепей."

"- Всё прошло. Всё было зря.
Нам достались лишь мгновенья
На листках календаря..."


@темы: поэзия

07:32 

Легенда Сумрачного мира

В воду брошена монетка,
Заалел рассвет.
Здесь рассвет бывает редко -
Чаще чёрная, как метка,
Туча застит свет.

Лишь раз в месяц луч пробьётся,
Золотистый луч,
Если чья-то жизнь прервётся
В бездне чёрного колодца -
Жизнь сильнее туч.

И взойдут под солнцем травы,
Запахом маня,
И утихнет рокот лавы
В недрах дышащих вулканов...

Только без меня.


@темы: Утопия (Сумрачный мир), поэзия

Мой литературный дневник

главная